Последнее обновление: 3 Октябрь 2016 в 14:55
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Комментарии

Присоединяйтесь к обсуждению
    3 Октябрь 2016 · Новости

    ПРИГЛАШАЕМ В КОЛЛЕКТИВ! В начале 90-ых Театр Танца «КОЛЛАЖ» для жителей своего города стал первооткрывателем новых техник современного танца, таких как: джаз-танец, танец модерн и контактная импровизация. С начала творческой деятельности Театра (1988г.) прошло более 20 лет, но зритель по прежнему неоднозначно воспринимает творчество коллектива, удивляясь и поражаясь каждый раз неординарностью их творческих экспериментов. При […]


    10 Сентябрь 2010 · Театр Танца «КОЛЛАЖ»

    Наш Театр принял активное участие в праздновании Дня Города и Дня Нефтяника. В Прологе праздника ребята были исполнены уже легендарные сцены из спектакля «О болоте, о долоте, о черном золоте» — «Ия», «Народы Севера приветствуют летчика Петрова», «Таежный десант». Так же, в течении 30 минут, был показан мастер-класс  по Контактной Импровизации (КИ), а также для демонстрации […]


    24 Май 2011 · Contact Improvisation

    В городе Омске с 1999 по 2001год было создано два новых танцевальных коллектива. Один из них назывался омский Театр Импровизации (ОТИ).


    Получай новые статьи на почту

    Ваш e-mail:

    Группа портала в Одноклассниках

    Заработок без вложений

    Рекламодателям
    14 Май 2011

    Труди Шоуп

    Труди Шуп

    Труди Шоуп (1903—1993). Шоуп известна своим талантом чувство­вать мир шизофрении. По ее собственному свидетельству, она ощу­щала родство с пациентами, имеющими психотические расстройства. Как художник она могла пойти за их фантазиями и перевести их в действительность, разделяя при этом то, где их фантазия, а где дей­ствительность, и всегда ощущая баланс между ними.

    В подростковом возрасте Шоуп имела некоторые черты шизофре­нии. В то время ее чувства бурно развивались, и она переживала себя как расколотую пополам. Собственный опыт пробудил в Шоуп жела­ние помочь больным шизофренией собрать свое расколотое «Я» и рискнуть, осмелиться встретиться с действительностью. Она была убеждена, что, для того чтобы найти в себе силы для встречи с реаль­ной действительностью, не обязательно лишаться своих фантазий. В своей работе Шоуп входила внутрь мира шизофрении, чтобы затем осторожно заманить пациента увидеть внешний мир, в котором тоже можно жить. Танцевальный терапевт и клиент вместе по-новому оце­нивают и смягчают проблемы действительности и гипертрофирован­ное воображение пациента (Schoop, Mitchell, 1974).

    Шоуп выросла в артистической семье в Цюрихе, в Швейцарии. Все дети в ее семье были художественно образованны, их дом всегда был открыт для гостей самых разных художественных профессий. Она выб­рала для себя танцевальную карьеру, начавшуюся у Эллен Теле (Ellen Tells), одной из учениц Дункан. После этого какое-то время она обуча­лась у Вигман, но без энтузиазма. Но рядом с ней находился Лабан, который подбадривал ее развивать свое танцевальное образование, желая научить ее танцу, чтобы она стала новой Вигман. Но сама Шоуп в то время не испытывала никакого желания быть новой Вигман. Она развивала собственный танцевальный стиль. Ее специальностью была политическая танцевальная пантомима. Она собрала свою труппу и много лет гастролировала с ней по всей Европе. И неизменно искря­щийся юмор оставался ее отличительной чертой, как в хореографии, так и в последующей танцевально-терапевтической работе.

    Шоуп начала свою работу с больными шизофренией в Camatillo State Hospital в Калифорнии в 1948 г. и работала там в течение две­надцати лет. Впоследствии она описала свою работу в книге «Присоединяетесь к нашему танцу», ставшей классикой (Schoop, Mitchell, 1974), в которой сообщает, что результат превзошел все ее ожидания, когда она начала пытаться оценить и объяснить дей­ствительность посредством танца. Заметив эффект своей работы, она очень быстро начала описывать свою практическую работу и изучать ее.

    Шоуп предложила много практических рекомендаций для танце­вальных терапевтов. Она указывала на необходимость быть терпели­вым, потому что танцевальная терапия может быть долгим процес­сом. На этом пути могут встретиться много трудностей, поэтому терапевт должен постоянно готовиться и развивать свою методику, но не выстраивать при этом точных и жестких планов работы. Танце­вального терапевта все время должны направлять спонтанные чув­ства пациента, которые он раскрывает в своем теле.

    Начиная работу с воспроизведения пациентом ранних базовых движений, предлагая ему ползать, кружиться, идти, далее можно пе­реходить к более сложным упражнениям. Следующим шагом долж­ны быть движения, помогающие пациенту открыть свою свободу и креативность в чувствах. Шоуп предостерегала от использования ху­дожественного языка, так как пациент может иметь другие ассоциа­ции, отличные от тех, которые предлагает терапевт.

    Шоуп развивала свою собственную жизненную философию, кото­рая отражалась и на ее терапевтической работе. Она считала, что мы в течение жизненного развития постоянно пересекаем две линии. Первая представлена внешним опытом, который космически транс­цендентален и универсален, и жизненной энергией, которая видоиз­меняется в течение жизни, но которая есть у всех. Вторая линия — это человеческое существование здесь, на земле, где каждый инди­вид рождается в конкретном обществе, у конкретных родителей, при­надлежит отдельной расе, культуре и обществу. Соответственно, счи­тала Шоуп, каждый человек уникален в своем роде, но он же и дитя космоса — внешнего опыта — и не должен забывать этого. Танец по­могает вернуть ему память об этом и сделать обе эти линии осознан­ными (Bernstein, 1980).

    В течение всей жизни человек танцует в своем собственном ритме и времени и употребляет свою лучшую энергию. Он чувствует безо­пасность на том полу, где стоят его ноги, испытывает свои мускулы на растяжение и сжатие. Ритмическое топанье ногами в народных танцах является в то же время вечным человеческим топаньем. Мыш­цы отвечают на нужды тела приседать, вертеться. Шоуп считала, что танцовщик имеет возможность сразу же включать две линии присут­ствия — физическую и чувственную. Цель ее танцевальной терапии состоит в том, чтобы соединить расколотые картины тела больных шизофренией в одно целое, что­бы это целое тело нормально функционировало, постоянно балан­сируя между расслаблением и напряжением.

    Оставаться целостным человеком очень трудно, потому что об­щество часто заставляет скрывать свои чувства и мысли. Но несмот­ря на это важно чувствовать обе свои стороны — темную и светлую. Каждый человек состоит из противоположностей. Эти противопо­ложности есть картины правды бытия человека. Но есть люди, счи­тает Шоуп, которые ощущают только одну из двух сторон. Тогда как по своей природе люди являются уникальными существами, кото­рые постоянно переходят из одного состояния в другое в своем лич­ном мире. Наиболее сильно это ощущают больные шизофренией. Задача терапии Шоуп в том, чтобы помочь им открыть эти свои тай­ные переходы, не бояться их, научиться жить с ними в этом мире. Но прежде им необходимо испытать себя в совокупности и ощу­тить себя в действительности (Intervju med Trudi Schoop, Bad Ragaz, 1980).

    В своей танцевальной терапии Шоуп употребляла специальный способ анализа тела вместе с пациентом. Она изучала дыхание, телес­ные поведения, телесные напряжения, ритм и характер использова­ния комнаты.

    Дыхание может с напряжением проходить через все тело, но через наблюдение за своим дыханием можно полнее ощущать себя.

    Центр тела очень индивидуальное место для человека. Он откры­вает физические и чувственные возможности и тем самым может слу­жить компасом для ориентации. Центр тела говорит об отношении индивида к себе и к миру. Прямая или кривая спина пациента? Стоит он на двух ногах или балансирует на одной? Ощущает ли свое тело как целое или только его отдельные части? Какие части тела он осме­ливается показать?

    Телесное напряжение специфично для каждого человека. Его пре­вышение влечет за собой разрыв всей телесной энергии. Какой гра­дус напряжения удобнее для пациента? Увеличение напряжения в теле идет параллельно с интенсификацией чувств и, наоборот, уменьше­ние чувств действует расслабляюще на телесные напряжения.

    Ритм универсален для каждого человека и в то же время очень индивидуален. Человек имеет свой ритмический пульс. Шоуп помо­гала пациенту запустить свой ритм и слышать этот ритм у себя внут­ри. Тот человек, который учится слушать и акцентировать собствен­ный ритм, становится независимым, он начинает понимать свои потребности и уже может сказать «Я не хочу» так же, как «Я хочу». Использование пространства комнаты дает информацию о том, как человек себя чувствует. Где в комнате он находится? Занимает он всю комнату, или только идет по краю, или находится в углу? Взвешено ли его решение о том, в каком направлении он будет двигаться? Даже эта информация может дать подсказку о том, как тело преодолевает прямую конфронтацию с другими телами, о том, как человек функ­ционирует в действительности.

    Шуп отдавала предпочтение работе с психотическими состояни­ями. Она полагала, что выяснить, где есть психоз, довольно сложно. И часто специалисты не идут дальше простого описания симптома. Если бы здоровый человек мог жить внутри себя и понимать, каково это быть в психотическом состоянии, тогда он мог бы попытаться вспомнить это состояние в снах или фантазиях. И это возможно. В то же время сны и фантазии в психотическом состоянии отражают час­ти и куски действительности, но они не могут стать логичными. Гра­ницы оказываются открытыми. Фантазии — это позитивные силы в жизни. С помощью фантазии можно понять мир шизофрении. Шоуп сопровождает своих пациентов внутрь их психотического мира и стро­ит мост для перехода к практической действительности, показывая им, что они могут очень хорошо жить и в этой действительности. Ее целью является активизировать возможность задействования сил для повседневной жизни без полетов в ставший привычным фантасти­ческий мир. Успехом терапии Шоуп считала осознание пациента, что он может фантазировать и в то же время крепко стоять на ногах в действительности.

    Шоуп структурировала танцевальную терапию для больных шизоф­ренией. На каждой сессии красной строкой идет специальная тема, задача, которая является платформой для достижения цели сессии. Все пациенты вместе решают, какие части тела будут задействованы или не будут использованы, а затем осуществляют использование этих частей вместе. Задачи могут быть различны:

    • восстановить гармонию между душой и телом;
    • стимулировать пациента видеть разделение между фантазией и действительностью, после чего терапевт поощряет сыгранность между ними;
    • поднять наверх личные чувственные конфликты и придать им физическую форму, чтобы переработать их конструктивным способом;
    • задействовать разные формы движений, чтобы индивидуальный талант приспособился к своей окружающей среде. Это дает ин­дивиду понимание себя самого как единого человека (Bernstein, 1979).

    Шоуп всегда отмечала интегрированность пациента. Но в то же вре­мя терапевт должен вдумчиво вести диалог, чтобы ни в коем случае не подавлять пациента. Это подразумевает, что терапевт должен отмечать для себя все страхи пациента и его подсознательное поведение. Она отмечала, что уход и лечение этих пациентов подразумевают очень сильную медикаментозную терапию, вплоть до смирительных руба­шек. Но Шоуп не имела ничего кроме танца для своих несчастных, боль­ных шизофренией пациентов. В ее распоряжении был только танец, и через танец она давала им больше, чем жизнь!

    Она переживала со своими пациентами их беспокойство. Они вместе ангажировали такое понятие, как «просто жить». И в танце находили радость от существования...

    Итак, способы работы пионеров танцевальной терапии зависели оттого, с какой группой пациентов они работали. Мэриан Чейз и Труди Шоуп, кото­рые работали с пациентами с ранними нарушениями, развивали свою работу в ситуации «здесь и сейчас» и фокусировались на том, чтобы сделать чувства осознанными. Чейз принимала на себя роль ведущей в терапии и сама вместе с пациентами создавала движения. И у нее, и у Шоуп на первом месте стояли движения. Их диалог в терапии — движенческий диалог.

    Уайтхауз, напротив, работала со здоровыми группами «нормаль­ных взрослых невротиков», и ее терапия могла быть более интенсив­ной и глубокой. Она работала не только с ситуацией «здесь и сей­час», но и с более глубинным материалом прошлого. Уайтхауз не имела ведущей роли, большую часть сессии она наблюдала свободные им­провизации своих клиентов. Эспенак же свободно двигалась между ведущей и наблюдающей ролями (Levy, 1988).

     




    К записи "Труди Шоуп" оставлено 2 коммент.

    Отличный сайт! Буду заходить часто.

    Вот такая сила импровизации!


    Оставить комментарий

    О СОВРЕМЕННОМ ТАНЦЕ И НЕ ТОЛЬКО…
    Здравствуй посетитель моего блога! Меня зовут Владимир Супруненко. Я автор и владелец блога \"Человек танцующий\". Это блог о современном танце, но не только. Человек не может жить и существовать в рамках одного увлечения или профессии. Жизнь многообразна, поэтому и информация на блоге, я надеюсь, будет интересна широкому кругу читателей.

    Видео

    Избранное видео

    Twitter

    Наш микроблог на Twitter

    ФОТОКОЛЛЕКЦИИ

    Подпишись на меня в Pinme

    ИНСТАГРАМ

    Instagram

    Моя лента на Twittere

    Погода

    Погода от Метеоновы по г. Стрежевой